ilion_skiv (ilion_skiv) wrote,
ilion_skiv
ilion_skiv

Categories:

А. Белов ЗВЕЗДНЫЙ ПРОРОК – тайное знание И. А. Ефремова 1

Величайший геолог и палеонтолог Ефремов Иван Антонович автор научной монографии «Тафономия и геологическая летопись» (1950). Поговорим о научном наследии великого ученого.

У подавляющего большинства современной публики имя Ефремова ассоциируется именно с научно-фантастическими произведениями, такими как «На краю Ойкумены», «Звездные корабли», «Тени минувшего», «Туманность Андромеды», «Час Быка», «Лезвие Бритвы», «Таис Афинская». Эти и другие книги снискали Ефремову поистине мировую славу. Расцвет литературного творчества Ефремова пришелся на период активного освоения ближнего космоса и космическая проблематика нашла отражение в книгах автора. Однако первая половина сознательной жизни Ивана Антоновича была посвящена таким весьма точным наукам, как геология и палеонтология. Можно сказать, что первую часть своей жизни Ефремов занимался прошлым земли, ее обитателей и человека, а вторую ее часть – будущим человека и планеты. Таким образом, научное и литературное творчество Ефремова собрало воедино всю триаду «Прошлое-Настоящее-Будущее». Сам Иван Антонович часто цитировал крылатую фразу: «Не зная Прошлого нельзя точно представить себе Будущего». Поиском закономерностей, объединяющих вместе громадные отрезки геологического и космического времени Ефремов занимался всю жизнь. Лента времени в его и научных трудах и литературных произведениях развертывалась по спирали от оживших ископаемых Земли до бескрайних космических высот.

Во многом Ефремов оказался пророком. В 1944 он написал рассказ «Алмазная труба», в котором предсказал открытие алмазов в Сибири. И в 1954 году алмазы были найдены в Якутии. Причем нашел их геолог, который впервые прочитал об этом в рассказе Ефремова. Алмазные трубки были найдены в кимберлитовых породах, как и предсказывал Ефремов. И это несмотря на то, что в то время в существование алмазов в кемберлитах никто не верил. Другой пример – открытие голографии. Трехмерное изображение было описано Ефремовым в рассказе «Тени минувшего». И через несколько лет открытие действительно состоялось, причем автор открытия познакомился с идей голографии именно у Ефремова. В числе предсказаний Ивана Антоновича – открытие крупнейшего месторождения ртутных руд на Южном Алтае («Озеро горных духов»). В рассказе «Атолл Факаофо» была описана особенность поведения жидких кристаллов. В романе «Туманность Андромеды» был показан трехмерный телевизор с параболическим вогнутым экраном. В том же романе был показан геостационарный спутник постоянно находящийся над одной точкой земной поверхности, а также экзокостюм – «прыгающий скелет», который помогает преодолевать повышенную гравитацию планеты. Сегодня уже созданы опытные образцы экзоскелетов, усиливающие мощность рычажных конечностей. В романе «Сердце змеи» было описано микрокибернетическое устройство, которое заглатывается больным и которое ставит диагноз и лечит организм изнутри – прототип современного электронного нормализатора - «кремлевской таблетки». В романе Час Быка» были описаны глазные линзы, меняющие цвет глаз, а также сеть Интернета, охватывающая всю планету. По поводу компьютеров Ефремов писал в 1971 году своему другу американскому палеонтологу профессору Э. К. Олсону «Сращивание человека с компутером (тема тоже популярная в фантастике) такая же утопия. Если человек не научится управлять своим мышлением, то и у такого существа целостному мышлению неоткуда взяться. Будет цивилизация ходячих телефонных справочников». Очень многие пророчества Ефремова еще не осуществились в полной мере и потому не могут быть по достоинству оценены публикой. Однако Ефремов очень точно ставит и социальный диагноз грядущему: «Некомпетентность, леность и шаловливость «мальчиков» и «девочек» в любом начинании является характерной чертой этого самого времени. Я называю это «взрывом безнравственности», и это, мне кажется, гораздо опаснее ядерной войны. Мы можем видеть, что с древних времён нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики. Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности». (Из письма Э.К. Олсону, 1969 г.) Порой кажется, что Ефремов описывает день сегодняшний и ближайшее будущее. В романе «Час Быка»[1] много таких социальных пророчеств, характерных для сегодняшнего дня. На страницах этого романа Иван Антонович раскрывает смысл своей теории «инферно»[2]. Человеческое общество на этапе своего становления проходит через горнило серьезных испытаний, связанных с умножением страдания, горя и смерти. Однако лишь в частном письме писатель и мыслитель отваживается говорить о реальном будущем Земли, называя вещи своими именами и не прибегая к фантастическим реалиям. «Поколения, привыкшие к честному образу жизни, должны вымереть в течение последующих 20 лет, а затем произойдёт величайшая катастрофа в истории в виде широко распространяемой технической монокультуры, основы которой сейчас упорно внедряются во всех странах, и даже в Китае, Индонезии и Африке…» (Из письма Э.К. Олсону, 1969 г.) Но Ефремов не только ставит страшный диагноз ближайшему будущему: социальная деградация, но и предлагает способ лечения болезни. По Ефремову отсутствие самостоятельного мышления – это как раз то, что губит людей современности. В «Туманности Андромеды» (1957 г) и в «Часе Быка» (1964 г.) писатель описывает как должна выглядеть школа будущего, прививающая детям и подросткам основу именно такого мышления. Такое мышление не разобщено по принципу профессиональной принадлежности и основано на возрождении глубинного интереса ученика к той или иной сфере деятельности. Причем искусство учителя – ментора по Ефремову, заключается в том, чтобы разглядеть в ученике ростки неподдельного интереса к познанию и всячески способствовать развитию этого в его личности. Конечно, нам современным людям, живущим среди реалий настоящего, очень недостает самостоятельного мышления, не расколотого на узкоспециализированные профессиональные фрагменты и не подпадающего под идеологические штампы. Выход только один – нужно учится такому мышлению, не взирая на возраст! И личный пример Ивана Антоновича Ефремова для нас может являться той путеводной звездой, которая указывает нужное направление. Ефремов обладал уникальной фотографической памятью. Он цитировал целые страницы текста из Достоевского и других русских писателей, он был Ученым прекрасно разбирающимся во многих науках и дисциплинах. Причем по собственному признанию Ефремова достиг всего этого он методом самообразования. Об уникальной природной одаренности Ивана Антоновича свидетельствует и тот факт, что даже его серьезные научные монографии могут читаться с не меньшей долей интереса, чем его литературные произведения. Однако как предупреждал Иван Антонович поклонников своего дарования - чтение его научных работ требует от читателя особого усердия и внимательности. Ученые разговаривают и пишут на языке понятных им терминов и определений, поэтому чтобы понять смысл надо запастись словарем и изрядной долей терпения. Сам Ефремов только приветствовал когда любознательные школьники или люди пытливые, но далекие от проблематики геологии и палеонтологии, брались читать его «Тафономию…». Он честно предупреждал их в начале, что это труд не из легких.

«Тафономия и геологическая летопись» писалась несколько лет и была написана в 1943 году во Фрунзе во время эвакуации. После этого монография дорабатывалась в течение семи лет. Вышла «Тафономия…» лишь в 1950 году. Именно за эту научную работу Ефремов был удостоен звания лауреата Сталинской премии 2-го типа в 1952 году. Слово «Тафономия» было введено в научный оборот самим Ефремовым в 1940 году после серии авторских статей, посвященных закономерностям захоронения древних животных. Это слово образовано из двух греческих слов «тафос» - захоронение и «номос» - закон. Все вместе: закон захоронений. Как признавался сам Ефремов в интервью в июле 1960 года данному журналисту Е. Брандису и опубликованному в 1978 году уже после смерти ученого в журнале «Вопросы литературы»: "Многие положения тафономии считались еретическими, и книгу эту долго не печатали, дабы не подрывать "основ" палеонтологической науки". Однако из задержки связанной с опубликованием Ефремов извлек и некоторую пользу. Он внес в рукопись ряд новых данных о захоронениях динозавров в Монголии. Таким образом, появилась возможность на практике проверить положения тафономии. С 1946 по 1949 годы И. А. Ефремовым были организованы три успешные Монгольские экспедиции, что блестяще подтвердило правильность тафономии. После этого коллекция московского палеонтологического музея и других музеев страны пополнилась новейшими экспонатами – окаменевшими остовами динозавров, вывезенными из пустыни Гоби.

После этого отношение к «Тафономии…» изменилось и монографию напечатали. Однако уже в конце 50-х, подводя итоги развития молодой науки, Ефремов неоднократно подчеркивает, что тафономия – как наука родилась преждевременно и войдет в силу только лет через двадцать. Однако судьба распорядилась иначе. Тафономии не дано было развернутся в полную силу. В 1970 году решением секретариата ЦК КПСС был запрещен новый роман Ефремова «Час Быка». Последствия этого сказались и на других произведениях автора. Их перестали печатать. «Тафономия…» также ощутила на себе последствия «новой линии партии». Ученые-палеонтологи, выезжающие за рубеж - в экспедиции и на международные конгрессы, должны быть носителями правильного коммунистического мировоззрения. Могли ли они после этого развивать положения новой науки, созданной «отщепенцем», отказавшимся вставить в свои романы о грядущем мире упоминания о памятниках Ленина… В результате Тафономия как книга и как наука была запрещена на два года. Последствия этого ощущаются по сей день. Тафономии современные палеонтологи чураются, видят в ней скрытую угрозу благополучному и мирному сонному прозябанию. Ведь создавалась тафономия на стыке двух наук – геологии и палеонтологии. Многие ее положения с самого начала не понравились «идеологам» науки. Ефремов недвусмысленно указывал, что палеонтологи совершенно не видят общих закономерностей сохранения остатков во времени. Современные «охотники за окаменелостями» пытаются выстраивать геохронологические родословные древних животных по попавшим в их распоряжение окаменевшим остаткам этих животных. При этом совершенно не учитывается тот факт, что из книги палеонтологической летописи Земли вырваны деструкцией (разрушением) не только отдельные листы этой летописи, но и целые пачки страниц. Иван Антонович, пожалуй, впервые обратил внимание ученых разных специальностей: геологов, палеонтологов, морфологов, зоологов, систематиков, что на самом деле в ископаемом состоянии закономерно сохраняются лишь те группы древних животных, которые имели шанс пройти через своеобразное сито определенных условий, обусловивших их сохранение.

Чем древнее эпоха, тем меньше шансов у разных систематических групп наземных позвоночных попасть в область захоронения и предстать перед современными палеонтологами в виде окаменелостей. На сохранность окаменевших остатков влияет время, прошедшее с момента захоронения, и образ жизни позвоночных. Лучше всего сохраняются животные, обитавшие в воде или возле нее в древние геологические эпохи: рыбы, амфибии, водные рептилии, зверообразные рептилии. От современных эпох сохраняются в большей степени наземные позвоночные - млекопитающие. Местонахождения водных животных современной геологической эпохи скрыты под водой. В результате возникает иллюзия эволюции. Кроме всего прочего условия сохранения в водной среде, на дне водоемов гораздо лучше, чем условия сохранения на суше. Действие воздуха, почвенные кислоты, грибки, гнилостные бактерии, ветровая и водная эрозия быстро уничтожают трупы и кости сухопутных животных. В результате остатки форм, обитавших в удалении от водных местонахождений, имеют несравненно меньше шансов попасть в области захоронений и дойти до современности. Они если и попадают в местонахождения типично водных животных, то уже в сильно разрушенном и фрагментарном виде. Если эти остатки окаменевают в течение миллионов лет и будут обнаружены современными палеонтологами через десятки и сотни миллионов лет после своего захоронения, то это еще не гарантирует того, что они попадут в реестр зарегистрированных находок. Как правило, эти фрагментарные остатки не учитываются палеонтологами, не умеющими объяснить и правильно интерпретировать их появление, поэтому они отбрасываются как несущественные. Так уж устроена человеческая психика – то, что не подается объяснению с позиций современных представлений, господствующих в науке, так или иначе изымается из сознания.

Благодаря особенностям захоронения и накопления остатков от древних геологических эпох хорошо сохранятся водные животные, а сухопутные практически неизвестны. Именно поэтому возникает иллюзия эволюции – усложнение форм от более примитивных водных животных – рыб до более прогрессивных – млекопитающих и человека. Ефремов, конечно, высказывается на этот счет крайне осторожно, облекая свои выводы в научную терминологию, известную немногим. Вот что он пишет, например, на стр. 133 своей книги: «…для мезозоя[3] и кайнозоя[4] возрастает многообразие наземных форм, что и кажется вполне естественным как постепенное завоевание суши наземными позвоночными. Однако эта постепенность завоевания, якобы связанная с общим прогрессом, будет в значительной мере только кажущейся, получаясь в результате общих закономерностей сохранения осадков во времени». Наверняка Ивану Антоновичу хорошо известно, что его коллеги могут возмутиться необычностью и революционностью постановки вопроса. Поэтому он приберегает глобальные обобщения на потом. Формулирует положения тафономии он крайне лаконично и сдержано, дабы не вызвать неудовольствие «идеологов» от науки. Подводя общие выводы в конце 2-ой главы в пункте 8 на стр. 79 Ефремов пишет: «...состав форм, захороненных в палеозойских[5] местонахождениях, отличается однообразием представляемых ими адаптации, в подавляющем числе водных. Это преобладание водных адаптации меньше в местонахождениях мезозоя, а в кайнозойских местонахождениях мы встречаемся с преобладанием сухопутных форм и большой редкостью водных». В пункте 10 общих выводов на стр. 79 он вводит новое понятие «экзотические формы», Их остатки крайне редко попадают в водные местонахождения животных. «В каждом крупном местонахождении любого геологического возраста находятся редкие, как бы "экзотические" формы, встречаемые в единичных экземплярах, часто в виде разрозненных костей, и по своему строению резко отличающиеся от преобладающих форм захороненной в местонахождении фауны… Очевидно, что эти формы попадают в захоронение лишь случайно, из удаленных ареалов обитания, находившихся вне области, населенной типичной фауной, близкой к району осадконакопления и поэтому преимущественно попавшей в захоронение».




[1] Этот роман был запрещен и изъят из библиотек по инициативе председателя КГБ СССР Ю. В. Андропова.

[2] (буквально – опускание в ад; от латинского слова: «нижний», «подземный»). На вратах дантова ада начертано: «Оставь надежду всяк сюда входящий».

[3] Мезозой. Мезозойская эра началась примерно 250, а закончилась 66 миллионов лет назад

[4] Кайнозо́й (кайнозойская эра) — текущая эра геологической истории Земли. Началась 66,0 миллионов лет назад (эта граница проведена по массовому вымиранию видов в конце мелового периода) и продолжается до сих пор.

[5] Палеозой одна из групп слоёв земной коры ( палеозойская эратема) и соответствующая ей палеозойская эра геологической истории Земли. Самая ранняя (нижняя) в составе фанерозоя, началась 570 млн. лет назад и закончилась 248 млн. лет назад.

(Продолжение следует)
Tags: картина мира
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments