ilion_skiv (ilion_skiv) wrote,
ilion_skiv
ilion_skiv

Category:

Проклятые коллекции III

КОЛЛЕКЦИЯ ДОКТОРА ХАВЬЕРА КАБРЕРЫ


Представленные на так называемых “гравированных камнях” из Ики сюжеты, настолько совпадали с сюжетами из коллекции Вальдемара Джулсруда, что скептикам, не оставалось ничего другого, как заподозрить существование разветвленного международного заговора фальсификаторов…
Город Ика, основанный в 1563 году Иеронимом Луисом Кабрерой, располагается на реке Ика, практически на побережье южного Перу, приблизительно в трехстах километрах от Лимы и является столицей одноименной провинции.
Одно из самых ранних упоминаний о камнях с гравированными рисунками встречается в трактате Хуана де Санта Круса Пачакути “Relación de antigüedades deste reyno del Pirú” (1613) (40). В частности там сказано, что во время правления Пачакути Инка Йупанки (1438–1471), в районе, где сегодня располагается провинция Ика, было обнаружено множество камней с рисунками.
В начале 60-х годов ХХ века гравированные камни из Ики стали активно продаваться на черном рынке антиквариата Перу. Герман Бус увязывал это обстоятельство с наводнением 1961 года, обнажившим ряд захоронений, ставших достоянием местных уакерос (41).
Первая известная коллекция гравированных камней принадлежала братьям Карлосу и Пабло Солди, имевшим собственную плантацию в Окукахе, одном из районов провинции Ика. Первые гравированные камни были обнаружены ими на своей плантации еще в 1955 году. Это событие послужило отправной точкой для формирования коллекции, собранной ими не без участия уакерос.
В 1967 году, после ряда безуспешных попыток привлечь внимание научной общественности, братья Солди предложили выкупить большую часть своей коллекции прямому потомку основателя города Ика, декану медицинского факультета Университета Лимы, доктору медицины Хавьеру Кабрере Даркеа (1924-2001). Человек, благодаря многолетним усилиям которого гравированные камни из Ики будут обязаны своей известностью, поначалу отнесся к коллекции довольно скептически. Однако в итоге он все-таки приобрел 341 гравированный камень по сугубо символической цене.
После смерти братьев Солди последовавшей в конце шестидесятых годов 114 гравированных камней из их коллекции отошли Региональному музею Ики. Коллекция, собранная доктором Кабрерой в конечном итоге составила около 11 000 экземпляров.
Доктор Кабрера полагал, что примерная общая численность гравированных камней, в том числе разошедшихся по частным коллекциям благодаря деятельности уакерос, составляла порядка 50 000 экземпляров.
Гравированные камни представляют собой речные гранитные валуны вулканического происхождения (андезиты). Их вес варьируется от 15-20 граммов до 500 килограммов. Изображения нанесены с помощью гравировки (глубина 1-2 миллиметра), или выполнены в технике низкого рельефа. Иногда встречаются комбинированные варианты (42).
В мае 1967 года Кабрера прибег к помощи своего друга Луиса Хочшилда, горного инженера и по совместительству вице-президента одной из ведущих горнодобывающих компаний “Mauricio Hochschild Mining Company” (43). В распоряжение лаборатории компании в Лиме было предоставлено 33 образца из коллекции Кабреры.
В официальном заключении от 8 июня 1967 года, за подписью геолога Эрика Вольфа, значилось, что патина (оксидная пленка естественных окислов), покрывающая поверхность камней, а самое главное углубления (собственно гравюры), может свидетельствовать о древности образцов (44).
В 1969 году аналогичные экспертные заключения были получены от профессора Френчена из Университета Бонна (Германия), из Университета Лимы и лаборатории Инженерной Школы Лимы (45). Основная проблема заключалась в том, что экспертные заключения констатировали лишь общую древность гравированных камней, но не позволяли установить их точный возраст.
При этом, разумеется надо учитывать, что по словам доктора Свифта: “в юго-западной Америке археологи регулярно откапывают посуду или другие артефакты, которые либо имеют очень небольшой налет патины, либо не имеют его вовсе. Ф.Г. Холи, химик с многолетним опытом археологических раскопок писал: “Многие экспонаты возрастом в 700 или 800 лет в условиях сухого жаркого климата имеют очень небольшой налет патины или же не имеют его”.
Любой, кто изучал Андскую археологию и имел отношение к раскопкам в пустыне южного Перу, знает что ткани, глиняная посуда и другие артефакты, обнаруживаемые в захоронениях, демонстрируют изумительную сохранность. Тот факт, что камни Кабреры все-таки имеют налет патины, может означать, что они гораздо старше семи или восьми сотен лет” (46). Единственная возможность разрешить проблему датировки гравированных камней, заключалась в установлении возраста геологического слоя, в котором они были обнаружены. Для этого было необходимо провести раскопки с соблюдением соответствующих условий.
Доктор Кабрера писал: “необходимая точность датировки могла быть обеспечена при условии использования сравнительных методов стратиграфии и палеонтологии, в апреле 1970 года я запросил разрешение на проведение раскопок в соответствующей зоне у Национального Департамента Археологии Перу. Только это учреждение обладало необходимыми полномочиями для разрешения подобных раскопок. 16 июля 1970 года мне было отказано в удовлетворении моего запроса” (47).
Очевидно, что, как и в случае с коллекцией Джулсруда главным камнем преткновения на пути признания гравированных камней из Ики стали представленные на них сюжеты. А вернее некоторая их часть.
Меньше всего вопросов вызывали изображения эротических сцен, составляющие существенную часть коллекции. Аналогичные мотивы известны и представлены в таких древних американских культурах, как культура Колима на территории современной Мексики, культура Гуанакасте-Никойя в Коста-Рике, Тумако-Толита в Эквадоре и Колумбии и культура Моче, или Мочика на побережье северного Перу.
Основные претензии вызвала оставшаяся часть коллекции. А. Жуков пишет: “Почти треть камней в коллекции Кабреры имеет рисунки изображающие динозавров и млекопитающих, которые по представлениям современной науки вымерли еще до появления человека в Америке. Причем количество и разнообразие изображений вымерших животных было таким огромным, что доктор Кабрера смог идентифицировать только тех животных, которых он мог опознать исходя из своих весьма поверхностных знаний палеонтологии. <…> Наиболее частыми являются изображения трицератопсов, стегозавров, различных видов зауроподовых динозавров (диплодок, брахиозавр), птерозавров, игуанодонов и различных видов хищных ящеров. Самое главное то, что в большинстве случаев динозавры изображены в тесном взаимодействии с человеком. На камнях во множестве представлены сцены охоты людей на брахиозавров, стегозавров, тиранозавров. Причем главным орудием человека является металлический топор. Типичны мотивы борьбы человека с хищными динозаврами. Но самыми удивительными изображениями являются те, где динозавры представлены в качестве домашних животных. Так на одном из камней изображен человек, едущий верхом на трицератопсе, причем на спине ящера изображена попона, а наездник держит в руках курительную трубку. На другом камне человек летит на птеродактиле! <…> В качестве факта, говорящего в пользу аутентичности коллекции Ики, следует упомянуть изображения диплодоков со спинными пластинами, подобными тем, которые имели стегозавры. Только в начале 90-х годов были найдены первые останки зауроподов (к которым относят диплодоков) со спинными пластинами (Geology, 12/1992, v.20,N12). На некоторых камнях изображены целые серии фигур, демонстрирующих биологический цикл развития этих гигантских ящеров” (48).



Индеец на трицератопсе (49) Камень из коллекции доктора Хавьера Кабреры

Равно как и в коллекции Вальдемара Джулсруда, в коллекции доктора Кабреры присутствуют камни с изображениями таких ныне вымерших на американском континенте млекопитающих как лошадь, слон, мегатерий (гигантский ленивец), мегацероса (гигантский олень), мамонта и других. В качестве распространенного мотива можно отметить человека, изображенного верхом на лошади: “Лошади взнузданы и под попонами, но стремена и седла отсутствуют. Но количество таких изображений, составляющих несколько серий камней, свидетельствуют о том, что лошадь была домашним животным” (50).



Индейцы и диплодок с характерными спинными пластинами Камень из коллекции доктора Хавьера Кабреры 

Наряду с этим в коллекции доктора Кабреры достаточно широко представлены сюжеты, не имеющие соответствующих аналогов среди известных образцов из Акамбаро. К таковым можно отнести серии гравированных камней с т.н. “медицинским” и “астрономическим” сюжетами.
В первом случае: “Наиболее типичными сюжетами являются операции по трансплантации органов, в первую очередь сердца. Причем на одной из серий показан весь процесс пересадки сердца от молодого юноши старому человеку, включая и сцену послеоперационной реабилитации пациента, на которой последний подключен при помощи системы трубок к кровеносной системе беременной женщины! <…> Еще более удивительны имеющиеся на некоторых камнях сцены, изображающие пересадку мозга! Такая операция и на сегодняшний день пока еще относится к разряду фантастических. Достаточно много изображений более простых операций, таких как переливание крови или кесарево сечение. Интересно, что инструменты, которыми оперируют врачи, примитивны и однообразны. Набор из таких инструментов изображен на одном из небольших камней - пара ножей и ножницы вполне современной формы” (51). Разумеется, на первый взгляд представленные выше “медицинские” сюжеты вызывают крайне скептическое отношение. Однако не будем спешить, и обратим внимание на положение дел с медициной в Древнем мире вообще и в Новом Свете в частности. Проследим это хотя бы на примере, относящемся к хирургической (прижизненной) трепанации черепа.
Вот что пишет на этот счет доктор медицинских наук М.Б. Медникова: “Характерно, что древнейшие лечебные краниотомии эпохи мезолита выполнены в сложной технике – сверлом, а не скребком, как можно было бы ожидать, основываясь на идее линейного прогресса. Сложность производившихся в эпохи неолита и бронзы операций поражает воображение современного человека, вооруженного богатыми техническими средствами. При этом процент успешных операций был в те времена очень высок. <…> В новом каменном веке, почти 7000 лет назад, смертность от трепанаций составляла всего около 10%. В эпоху бронзы число людей, благополучно переживших трепанирование, несколько снижается, хотя оно по прежнему высоко – свыше 70%. Большим умением отличались индейцы доколумбового Перу (77,5 % выживших). У индейцев мочика смертность от операций достигала 37% (63% выживали). <…> Вплоть до античного времени можно говорить о высоком уровне хирургии черепа в тех областях Старого Света, где операциям на своде черепа не препятствовали религиозные запреты. В римское время появился набор хирургических инструментов, некоторые из них имели совершенно современную форму. Однако в средневековье европейцы забыли многие достижения предшествующих эпох” (52).



Камень из коллекции доктора Хавьера Кабреры.

В интересующем нас контексте особенно важно, что: “Масштаб трепанирования в Южной Америке сопоставим с трепанационной активностью хирургов всего Старого Света. Коллекции, собранные антропологами и археологами в прибрежных и горных районах Перу, а также в высокогорной Боливии, сейчас насчитывают более 600 перфорированных черепов. Самый древний трепанированный череп найден в Паракасе, на южном побережье Перу (400 г. до н.э.). Позднее, между 200 и 1000 гг., трепанации широко практикуются в высокогорье. В горных джунглях на севере Перу их делали вплоть до 1470 года. <…> Многие пациенты успешно перенесли краниотомию. Американский антрополог Джон Верано подсчитал, что 78% оперированных жили после операции многие годы. Самый впечатляющий, хронологически поздний случай: семикратное трепанирование одного пациента и полное заживление краев операционных отверстий” (53).
Обсуждение возможных мотивов осуществления как прижизненных, так и посмертных трепанаций выходит за пределы круга проблем затрагиваемых в данной статье. Отметим лишь одно весьма примечательное обстоятельство: “Обращает на себя внимание стойкая привязка трепанационных отверстий к определенным участкам головы, позволяющая говорить о типичных для каждой культуры традициях, иногда довольно специфичных. Такую же устойчивую локализацию обнаруживают и поверхностные символические трепанации, обрядового значения которых не отвергают даже самые стойкие приверженцы медицинских интерпретаций. Все это говорит в пользу того, что трепанации были осознанно рискованными операциями и совершались в целях, как правило, отличных от современных” (54).
В таком ракурсе “медицинские” мотивы, представленные на гравированных камнях из Ики выглядят отнюдь не в самом фантастическом свете…
“Астрономическая” тема на гравированных камнях представлена многочисленными изображениями небесных тел (солнца, звезд, комет), в сочетании с наблюдающими за ними людьми. В качестве наиболее распространенного мотива можно назвать изображение человека с инструментом, напоминающим подзорную трубу.



Камень из коллекции доктора Хавьера Кабреры.

Ряд гравированных камней содержит изображения, которые могут быть истолкованы как: “материки и континенты, имеющие малознакомую или совсем незнакомую форму и взаимное расположение” (55).
И, наконец, уже сравнительно небольшое количество камней включают в себя изображения, встречающиеся на так называемых рисунках пустыни Наска, расположенной на южном побережье Перу. Доктор Свифт указывает на следующую особенность коллекции: “Кабрера выявил целый ряд закономерностей в системе изображений. Он пришел к выводу, что основные мотивы образуют четко выраженные серии. Каждая из них может содержать от 6-8 до 200 камней. По мере развития сюжета в теме меняются размер камней (в сторону увеличения) и даже техника нанесения изображения. Простые сюжеты выполняются методом гравировки, а более сложные – в технике низкого рельефа” (56).
 Серьезный подход к вопросу неизбежно предполагает рассмотрение проблемы фальсификата. Надо признать, что подделки, и в самом деле, довольно распространены, но при этом их можно достаточно уверенно определить как по довольно примитивной технике нанесения изображения, так и по небольшим размерам самих камней, не говоря уже о более простой иконографии.
Имевшие место в перуанской прессе тех лет “чистосердечные” признания в изготовлении гравированных камней, по словам доктора Свифта, объясняются довольно просто: “Ограбление древних памятников и нелегальная продажа древностей в Перу являются уголовно наказуемыми преступлениями. Какой нормальный грабитель признается официальным лицам или журналистам, что он грабитель и, следовательно, готов нести справедливое наказание? Более того, в конце 60-х годов тот “фермер”, который являлся основным поставщиком камней для доктора Кабреры, признался последнему, что он был арестован по обвинению в продаже древностей, но позже выпущен под подписку о том, что будет утверждать о собственноручном изготовлении камней” (57).
При этом не следует забывать что, одна только добыча заготовок для такого количества фальсификата (напомним, что по самым скромным подсчетам общее количество гравированных камней составляет порядка 50 000 единиц), требует поистине монументальных раскопок.
Последнее обстоятельство навряд ли смогло остаться незамеченными как для пристальных глаз органов правопорядка, так и для многочисленной армии заинтересованных скептиков. Как и в случае с коллекцией Джулсруда, вызывает сомнение сколько-нибудь серьезная прибыльность подобного рода предприятия. Известно, что начиная с 1961 года гравированные камни начинают продаваться на черном рынке по ценам которые не могли приблизиться к тому, чтобы просто компенсировать соответствующие затраты на их изготовление. Подъем цен на гравированные камни начинается по мере того как на рынке начинает появляться фальсификат.
Герман Бус, решивший привлечь внимание археологов, собравшихся в 1972 году в Лиме на Первый Конгресс, посвященный Археологии Анд, писал: “Коллекция Кабреры, выставленная в музее города Ика, состоит не менее чем из 10 000 камней. 10 000 фальсификаций? Многие из них куплены по цене нескольких подметок. Как можно объяснить такую цену, учитывая столь тонкую, сложную и кропотливую работу? <…> заслуживающие доверия люди верят в них, в их аутентичность и вполне удостоверяемую древность. В этой связи кажется странным, что профессиональные археологи игнорируют данную тему” (58). Надо ли говорить, что это обращение было совершенно проигнорировано.
Справедливости ради надо заметить, что и без того участникам Конгресса в Лиме скучать не пришлось. Именно в январе 1972 года вниманию искушенной публики был представлен доклад Виктории де ла Хаара, в котором приводились доказательства подтверждающие наличие письменности у инков…
Таким образом, совокупное молчание официальной науки и самооговоры местных фермеров (которые позволили им беспрепятственно продолжать торговлю гравированными камнями) послужили питательной средой для развертывания беспрепятственного экспорта гравированных камней за пределы Перу.
Так, в соответствии с декларациями одного из “экспортеров” Марино Т. Каркелана, начиная с 1973 года, им было вывезено порядка 600 камней (59). При этом, как и в случае с артефактами из Акамбаро, многие из них были переправлены в США (60)…
Обратим внимание на еще одну важную деталь – со слов одного из современных “профессиональных” уакерос (по основной специальности, кстати, профессора истории): “камни находят в погребениях хорошо известных официальной науке древних культур - Паракас, Наска, Ика, а также в инкских захоронениях. <…> Эти места не являются труднодоступными и известны огромному количеству людей как места сосредоточения древних захоронений” (61).
В этой связи стоит вспомнить результаты раскопок, инициированных в 1966 году архитектором Сантьяго Агуэрто Кальво. Директор Регионального музея Ики и сотрудник Национального Департамента Археологии Перу Алехандро Пецция Ассерто следующим образом описал результаты этих поисков на страницах своей книги, посвященной археологии района Ика: “20 августа 1966 года, после нескольких попыток Агурто наконец удалось обнаружить гравированный камень в захоронении, расположенном в области Тома Лус, Гасиенда Калланго дель Вале, Ика. После того, как о столь важной находке был проинформирован Региональный Музей Ики, Агуэрто и я произвели дополнительные раскопки 11 сентября того же года на холме Улэ в области Ла Банда, Гасиенда Окукахэ, и впервые нашли гравированный камень в погребении, принадлежащем культуре Паракас, – неожиданное для меня событие, которое доказывало подлинность этих артефактов ” (62).
В книге также фигурировали описания нескольких гравированных камней содержащих изображение пятипалой ламы, реликтовой рыбы, летящей птицы. Впоследствии эти камни вошли в собрание гравированных камней Регионального Музея Ики (63).
Согласно сведениям доктора Свифта, собрание Музея Ики содержит по меньшей мере порядка 120 гравированных камней: 114 гравированных камней было пожертвовано Музею братьями Солди, три камня были предоставлены А. Ассерто, и, наконец, несколько камней было предоставлено Музею доктором Кабрерой.
Характерно, что данное собрание остается скрытым от глаз широкой публики в запасниках Музея.
Кроме Музея Ики, согласно имеющимся сведениям, собственными коллекциями гравированных камней располагают Музей аэронавтики в Лиме и Военно-Морской Музей в Кальяо (город и порт в Перу). Инициатива создания последней коллекции принадлежала коммандеру Элиасу, занимавшему вплоть до 1973 года пост куратора Военно-Морского Музея. В конце 50-х годов им была собрана коллекция гравированных камней приобретенных у жителей Окукаха и уакерос. Среди них были камни, обнаруженные в пещерах и захоронениях. К 1973 году собранная им коллекция составляла около трехсот единиц (64).
Нас не должно смущать то весьма характерное, хотя и, безусловно, прискорбное обстоятельство, что большая часть коллекции гравированных камней была собрана благодаря незаконной деятельности уакерос. В качестве примера можно привести историю с керамикой, принадлежащей культуре Мочика, большая часть которой сосредоточена в частных коллекциях. При этом не для кого не является тайной, что данные коллекции более чем на 95% представляют собой добычу уакерос (65).
Уже в нынешнем столетии, а именно весной 2001 года гравированный камень, содержащий помимо прочего изображение динозавра, был обнаружен в захоронении, принадлежащем культуре Наска, неподалеку от Рио-Гранде (провинция Пальпа, Перу). Камень был датирован 400-700 гг. н. э. Проведенная дополнительная экспертиза подтвердила подлинность камня (66).
В этом свете достаточно убедительно выглядит следующее утверждение: “местные уакерос не будут заниматься такой ерундой, как изготовление подделок. Им гораздо проще найти камни, которые, кстати, не представляют для них особого интереса, в погребениях. Основной целью уакерос является керамика и, конечно, золото” (67).
Остается добавить, что после смерти доктора Хавьера Кабреры коллекция гравированных камней перешла по наследству к его дочерям, одна из которых возглавила музей. Однако по имеющимся сведениям, исследовательскую работу отца она не продолжила.
Несмотря на то, что большинство людей, знавших доктора Кабреру считали его чудаком и даже сумасшедшим, муниципальные власти в 1988 году наградили его почетным титулом “Любимый сын города Ика”. А за два месяца до смерти, в октябре 2001 года доктор Кабрера был награжден золотой медалью именно за заслуги в изучении гравированных камней...
Доктор Свифт, лично знавший доктора Кабреру отмечает: “он был искренним человеком, который начал с того, что захотел выяснить правду. Также нет сомнения и в том, что он стремился сохранить камни. Кабрера был эксцентричен и его сумасшедшие идеи о цивилизациях, медицине, протолюдях, были вызваны тем, что он испытал колоссальную информационную перегрузку. <…> То обстоятельство, что у Кабреры случались полеты воображения, и он позволял себе витать в облаках, отнюдь не дискредитирует сами камни” (68).
В пользу оригинальности, по меньшей мере, основного ядра коллекции гравированных камней, свидетельствует то, что похожие мотивы обнаруживаются на других, официально признанных памятниках материальной культуры региона. В частности доктор Свифт указывает на то, что на двенадцати вазах культуры Моче, экспонирующихся в Перуанских музеях, и датированных 70-900 гг. н.э., присутствуют аналогичные изображения динозавров. В качестве примера можно назвать Музей Рафаэля Ларедо Эрреры в Лиме, где представлен один из таких экспонатов.



Сосуд с изображением динозавра Музей Рафаэля Ларедо Эрреры, Лима

Многочисленные изображения динозавров присутствуют на ткани, обнаруженной в захоронении, принадлежащем культуре Наска. Экспертиза установила, что ткань датируется 400-700 гг. н.э (69).



Ткань с повторяющимися изображениями динозавров Культура Наска, 400-700 гг. н.э.




Увеличенные фрагменты ткани

В книге Джеффри Бушнелла “Перу. От ранних охотников до империи инков”, приводится фотография фрагмента штукатурного рельефа, обнаруженного в городе Чан-Чан (Chan Chan), бывшем центре культуры Чиму, столице государственного образования Чимор, расположенного на северном побережье Перу. На рельефе, в окружении рыб изображены хищные существа с характерными спинными пластинами (70).





Фрагмент штукатурного рельефа город Чан-Чан, культура Чиму

Пара аналогичных существ представлена на золотом головном уборе священника-воина, обнаруженном в долине Ламбаеке (захоронение культуры Мочика, 50-800 гг. н.э.). Сейчас это украшение находится в экспозиции Мусео Ларко, Лима (71).



Mochica. 1 - 800 A.D. Apogee Epoch
Подпись, сопровождающая фотографию головного убора на официальном сайте музея сообщает, что перед нами изображение двух... ягуаров.

Однако наиболее интересные сюжеты демонстрируют образцы керамики Мочика, обнаруженные в долинах Чикама и Виру, на северном побережье Перу. Помимо отдельных изображений динозавров, на некоторых сосудах представлены целые сцены битв между динозаврами и воинами Мочика. Знаменитый перуанский археолог Рафаэль Ларко Ойле (1901-1966) (72) интерпретировал эти существа как “гигантских вампиров” или “драконов”. К этому же ряду относится фреска из могилы Жрицы в Панамарка (долина Непена, северное Перу), изображающая динозавра, нападающего на воина Мочика, датированная 500 годом н.э. (73)



“Божество, сражающееся с драконом” прорисовка росписи на сосуде, культура Мочика (74)
 
Росписи на сосудах Мочика, содержат еще один важный мотив, в виде характерного опоясания, атрибутирующего “жрецов-воинов” Мочика. Интересующая нас деталь опоясания представлена в виде частей (голова и часть шеи), по всей видимости, поверженных ранее “змеев”, прикрепленных по обеим сторонам пояса. Примечательно, что в некоторых случаях “змеи” имеют характерные спинные пластины.



“Сцена борьбы с драконом” прорисовка росписи на сосуде, культура Мочика (75)

Приведенные выше примеры (которые, надо полагать, не исчерпывают всего имеющегося материала) позволяют сделать принципиальный вывод о существовании у целого ряда доколумбовых культур Перу общего комплекса представлений, связанного с сюжетом “реликтового” чудовища. Эти представления в свою очередь послужили отправной точкой для формирования соответствующих мотивов, зафиксированных в конкретных памятниках материальной культуры региона (76).
В числе наиболее характерных следует назвать “драконоборческий” мотив, широко представленный в культуре Мочика…
Перечисленные выше артефакты, наряду с соответствующими образцами из коллекции Пермских древностей позволяют заключить, что в основании драконоборческого мотива как такового лежат вполне реальные предпосылки, выходящие далеко за рамки конкретного географического региона.


Примечания:


40 Literatura del Perú. // http://es.wikipedia.org/wiki/Literatura_del_Per%C3%BA.
41 Herman Buse. Introduccion Al Peru. Lima, 1965.
42 Cabrera Darquea, Javier, El Mensaje de las Piedras Grabadas de ICA (The Message of the Engraved Stones of ICA). Peru: Intisol, 1976. // http://members.cox.net/icastones/06-book-the_Gliptolyphs.htm
43 Там же. // http://members.cox.net/icastones/03-book-laboratory_analysis.htm.
44 Dennis Swift, The mystery of the Ica stones: did man walk with the dinosaurs? //http://www.dinosaursandman.com/research/Fortean_Times_Rebuttal.pdf
45 Cabrera Darquea, Javier, El Mensaje de las Piedras Grabadas de ICA // http://members.cox.net/icastones/04-book-themed_knowledge.htm.
46 Dennis Swift, The mystery of the Ica stones: did man walk with the dinosaurs?
47 Cabrera Darquea, Javier, El Mensaje de las Piedras Grabadas de ICA.
48 Жуков А. Черные камни Ики. // http://www.lah.ru/fotoarh/oskolki/iki.htm.
49 Трицерато́пс (лат. Triceratops от греч. τρία – “три”, κέρας – “рог” ωψ – “лицо”) – род ископаемых травоядных динозавров из семейства рогатых (Ceratopsidae), живших в конце периода позднего мела (65-70 миллионов лет назад) в Северной Америке. Длина трицератопсов достигала 9 м, а высота — 3 метра. По оценкам учёных, примерная масса динозавра составляла до 12000 кг.
50 Жуков А. Черные камни Ики.
51 Там же.
52 Медникова М.Б. Трепанации в древнем мире и культ головы. М.,2004. С. 53, 194.
53 Там же. С. 112–113.
54 Там же. С. 195.
55 Жуков А. Голос камня. // “Итоги” № 27 (421) 2004.
56 Там же.
57 Там же.
58 Heruan Buse: “Misterio Arqueologico o supercheria?” // El Comercio, Lima, January 6, 1972.
59 Confront “Exportador de gliptolitos dice que son artesania”. // La Prensa, Lima, January 7, 1975.
60 Confront “Piedras blandas de Ocucaje”. // La Voz de Ica, November 19, 1973.
61 Жуков А. Голос камня.
62 Alejandro Pezzia Assereto. Ica y el Peru Precolombino, Volume 1. Ica, 1968.
63 Там же, p. 25ff.
64 Dennis Swift, The mystery of the Ica stones: did man walk with the dinosaurs?
65 Miller, Sebastian Fineline Painting of the Moche, Tribal Art Autumn/Winter 2000 VI-3 number 24.
66 Dennis Swift, The mystery of the Ica stones: did man walk with the dinosaurs?
67 Камни Ики. // http://www.lah.ru/expedition/peru2004/iki.htm.
68 Dennis Swift, The mystery of the Ica stones: did man walk with the dinosaurs?
69 Там же
70 Бушнелл Джеффри. Перу. От ранних охотников до империи инков. М., 2003.
71 http://www.museolarco.org/igal_or3.shtml
72 http://en.wikipedia.org/wiki/Rafael_Larco_Hoyle
73 Dennis Swift, Dinosaurs among the Moche. http://www.dinosaursandman.com/research/DINOSAURS_AMONG_THE_MOCHE.pdf
74 Kulmar, Tarmo The Deity of Sky: One Way to Interpret Moche Iconography. // http://www.folklore.ee/folklore/vol10/pdf/sky.pdf
75 Там же
76 Dennis Swift, The mystery of the Ica stones: did man walk with the dinosaurs? 
     
        
Tags: археология, архив, картина мира
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments