ilion_skiv (ilion_skiv) wrote,
ilion_skiv
ilion_skiv

Оговорки Командора, или Неслучайные случайности

Оригинал взят у alfare в Оговорки Командора, или Неслучайные случайности
После замечательной сцены в доме мадам Валентины, в повести "Выстрел с монитора" довольно долго "ничего не происходит". "Не происходит" – по шкале развития тайн мироздания. Совершаются различные дела, от крушения трамвая до, собственно, выстрела и "второго ухода" Гальки из Реттерхальма. Вообще, Реттерхальм как бы "своё отработал": оставив маленькую закладку:

"Всем памятник нравился. Только Вьюшка говорила, что осенью и зимой Гальке холодно. Когда она приходила в форт, обязательно набрасывала бронзовому Гальке на плечи белую куртку. Вернее, китель. Его забыл в камере капитан-командор Красс.
У кителя были тяжелые медные пуговицы, их любил разглядывать Лотик. А потом одну даже оторвал украдкой. Лотику нравилась эмблема на пуговице: якорь, за ним скрещенные шпаги, а сверху — не то корона с острыми зубцами, не то встающее из-за горизонта солнце".


Вообще, с Реттерхальмом вопрос особый. Он просится, чтобы о нём вспомнили… Но это будет позже, много позже…

А пока – тугой жгут загадок разворачивается совсем в другом месте, совсем в другое время. Замечательный, "не имеющий аналогов в мировой практике", разговор Пассажира и Мальчика. Это не разговор даже, а как бы особое "программирование реальности". Закладка фундамента. "Пассажир" играет в непонятную и странную игру. Сперва такое ощущение даже, что сам Сочинитель не знает, КТО перед ним – такой же случайный путник, как и Мальчик – или действие идёт по тщательному спланированному сценарию… Или – ни то и ни другое – просто само Мироздание распоряжается, подгоняя случайности в идеальную цепочку закономерностей…


Странный он вообще, Пассажир. Работа у него самая "подходящая" – ревизор "Плодовощторга". Самое оно, чтобы собирать полузабытые легенды прошлого и уводить неприкаянных детишек. Шучу, конечно… Но заметьте: у таинственного "ордена Командоров" нет резиденции, нет Великого Магистра, нет каких-то собраний, уставов, спецотрядов быстрого реагирования, нет почти ничего, кроме "легенды о первом Командоре" и... эмблемы. Возможно, дальше, в будущем, они как-то сорганизуются, не просто так же на свете появится, к примеру, Храм Девяти Щитов… Но пока что ощущение такое, что странники эти полагаются исключительно на случай да внутреннее чутьё.

Но вернёмся к разговору. Со стороны Пассажира это удивительная смесь ЗНАНИЯ и НЕ-знания. Временами его фразы говорят о том, что Пассажир отлично понимает, что его дела с Мальчиком отнюдь не ограничатся этой случайной встречей. То есть, вначале это отнюдь не очевидно, читатель ничего не заметит, он не может и не должен замечать эти сети, пока не прозвучат две самые странные фразы:

"— …Перестал бы ты кидать монетку, потеряешь раньше времени.
— Какого времени?
— То есть вообще потеряешь. Жаль будет".


Экая замечательная оговорочка! Пассажир что, сам не понял, ЧТО он сказал? Да нет, прекрасно всё он понял! Если только… не предположить, что у него и память тоже странная… как у какого-нибудь Мерлина, движущегося вспять во времени…

"— Господи, с чего ты взял, что это моя? Ничего я не ронял! Честное слово! — Он будто даже испугался. Потом сказал медленнее: — Не ронял и не бросал…
— Значит, буфетчица? Пойти отдать ей?
— Не вздумай! Это… твоя. Бери и храни. Все получилось как надо.
— Ничего я не понимаю.
— Потом поймешь, — буркнул Пассажир и сел. И вдруг, несмотря на морщины и седину, лицо его обрело мальчишечье выражение. Заискрились глаза".


Этот кусочек разговора случился ДО того, как Пассажир слукавил, поправившись: "То есть вообще потеряешь. Жаль будет"
Но зачем?! Зачем он ведёт такую игру? С одной стороны, как будто тонкую, но явно не заботясь о том, что Мальчик окажется чересчур уж внимательным и подметит ВСЕ детали. А их становится всё больше. Вот, смотрим дальше:

"— Да кто же тебя увидит в темноте?
— В темноте?
— Ох, я хотел сказать «в тесноте». На станции и в автобусе… Ну, скажешь, что папина или дедушкина куртка… Я же не говорю: надевай сейчас. Это на всякий случай"


А-ха-ха, на "всякий случай"! Нет, правда, неужели Пассажир так откровенно ОБМАНЫВАЕТ своего спутника?! Но не всё так просто, потому что, вернувшись чуточку назад, мы видим и другое:

"Пассажир сам купил мальчику билет. Постучал в окошко, сказал сонной девице:
— Один до Черемховска, пожалуйста. Позвольте, а почему рубль шестьдесят, когда в прейскуранте рубль тридцать? Какая еще предварительная продажа, если…
— Да ладно, — быстрым шепотом перебил его мальчик. — Пусть. — Он боялся остаться без билета.
— Ну и порядки, — проворчал Пассажи".


То есть, получается, что Пассажир вроде бы совершенно искренне не понимает, что сейчас произойдёт. Что "колечко" уже замкнулось… И мы, читатели, тоже ничего ещё не понимаем… Поймём чуть позже…
Выходит, не Пассажир "играет" дорогой своего спутника, а сама Дорога ведёт их обоих – и Пассажира, и Мальчика? Или… всё же планировал он? Ведь именно его идея была "прогуляться" – а тут уж удачно и "случайно" попалась на глаза автобусная станция:

"Пассажир глянул в окно и предложил:
— А пойдем-ка, друг мой, прогуляемся. А?.. Что за Веха, на каком пути веха".


На самом деле, я не верю, что Пассажир таки обманывает Мальчика умышленно. Что у него есть некий план по "выявлению и вербовке койво"… Мне кажется, тут всё несколько проще – и сложнее. Пассажир-командор не имеет плана, он "всего лишь" взаимодействует с Дорогой, как Лоцманы – взаимодействуют с Гранями. Собственно, если главное предназначение командоров – защита койво, то главный их инструмент – умение следовать воле Дороги. Это ведь особое искусство – не просто чувствовать её движение, но уметь отдать всего себя, вплоть до желаний, мыслей и поступков – в её распоряжение. Пассажир – это отчасти не совсем человек. Он из своих, скажем, пятидесяти, лет может сорок девять лет жить самой обычной жизнью самого обычного, "завалящего" служащего. Крапать себе в уютненькую тетрадочку графоманские сочинения-фантазии, подвигов никаких не совершать – правда, и сделками с совестью не заниматься – потому что невозможно это – а почему невозможно? Да потому, что по самой своей сути Командор должен чувствовать Голос Дороги – а как же он его почувствует, если даже совесть свою будет слышать глуховато?

Да-да, вот так и проходит его жизнь, и, быть может, он и сам не поймёт, зачем, для чего – начнёт писать в толстой, старой тетради, которая как будто (если немного помечтать!) пахнет заморскими странами! – какие-то странные, непонятно откуда взявшиеся, из каких таких документов и легенд откопанные записки. А потом однажды поверит в написанное (хотя, где те архивы и библиотеки, с которыми он работал, кто может сказать?). И записки станут правдой… Точнее, они смогут стать правдой – для этого останется совсем немного – чтобы дорога оказалась Дорогой. На ней ты уже обязательно повстречаешь Попутчика (а то и даже – Спутника!) – и древние легенды окажутся правдой.

Кто знает, стоял ли на берегу реки памятник Гальке ДО того путешествия? Или он оказался там, возник из ткани Дороги в тот момент, когда Пассажир с Мальчиком в сумерках вышли на палубу? И сам Пассажир никогда не узнает, как причудливо переплелись линии пространств…

От него этого и не требуется. Он должен лишь уметь следовать этим линиям. И тогда всё становится на свои места. Тугая пружина начинает раскручиваться, Часы Обратного Хода строят новые пространства в Прошлом, и если мы решим перечитать Историю снова – многое в ней окажется уже совсем иным.

Итак, вернемся…

Снова мы откроем начало. В Начале стоит знак Реки. Иначе – знак Дороги, потому что любая Река – всегда Дорога. И каким особым смыслом наполняются всем известные слова: никто не входит в одну и ту же Реку дважды…

Река – это и Время, Река – это и Часы. Река – разделяет Пространства на Эту сторону и Ту. В обыденной жизни – Та Сторона – это навь. Мир Неживых. Перейти Реку – это страшно. Но ещё страшнее – в глазах простого человека – вернуться и жить среди живых. Это Путешествие сродни путешествию Одиссея в царство Мёртвых. Обычному человеку это недоступно. Если ты вернулся оттуда – на тебя будут смотреть с подозрением и опаской. Кто ты? Что ты? Человек? Слуга Тех, Которые Велят? Существо, упавшее с облаков, явившееся из иных времён и миров, которому смешны условности, потому что для него нет Мертвых, нет Живых…

Впрочем, я отклонился в Сторону… ну, вы уже догадались, в какую. Я не знаю, имел ли в виду Сочинитель той истории – историю другую. Закладывал ли он сознательную связь? Или просто слушал голос Дороги?

…Пассажир – не обычный человек. Недаром Сочинитель даёт такое пристальное описание, а ведь Сочинитель не такой уж большой любитель пристальных описаний:

"Пассажир был высок, прям, но еле заметно прихрамывал. Он словно хотел иногда опереться на трость, но вспоминал, что ее нет, и выпрямлялся еще больше, неловко дернув правой рукой. В левой он держал клеенчатый чемодан. Лицо у пассажира было длинное, в резких складках, с мясистым носом, который нависал над впалым прямым ртом. Гладкие волосы, почти сплошь седые, разделял несовременный пробор. Брови, тоже с сединой, торчали мелкими клочками. Из-под этих бровей пассажир быстро, но цепко оглядел небритого капитанского помощника с полинялой синей повязкой на рукаве, когда тот спросил билет.
— В третью каюту, — буркнул помощник, но потом почему-то подтянулся, кашлянул и добавил: — Пожалуйста…"


Что-то едва ли не булгаковщиной попахивает… Ну, это я хватил, конечно, ничего близкого в Воландом нет и быть не может, тут другое, с другим знаком, конечно, дыхание, одна, всего лишь одна выделяющая нота. Но присутствие Силы тут было, его невозможно не заметить.

Дальше – я писал в предыдущем очерке. Тихо-тихо вступает Река. Она (Дорога) строит связи и вяжет симфонию пути. Она являет монетку, она зажигает пронзительно яркий закат, она стягивает к себе пространства и времена. Она (Время) играет с путешественниками, замедляя или ускоряя их путь, а то и поворачивая время вспять.

Пассажир слушает историю Дороги и читает её Мальчику. И другой человек, из других времён и других пространств, командир монитора… движется навстречу к совершенно другому мальчику…

Капитан-командор Элиот Красс. Такой же "случайный" служитель Дороги. Что он делал на мониторе? Разве в военном служении его истинное предназначение? Разве такие люди нужны империям? Империям, быть может, больше пользы от безудержно храбрых щенков хариусов, а не от странных командоров с устаревшими понятиями чести и человечности.

Элиот Красс ведёт себя так же странно, как и Пассажир. Он рискует тем, кто уже совершенно очевидно станет его подопечным. Почему – очевидно? Ну, если он и вправду – Командор, ему скорее следует предать интересы армии, чем подвергнуть риску приблудившегося койво. Разве не это утверждают почти все другие книги Дороги? Ибо ни государство в его чистом виде, ни армия - не стоят жизней детей, а кто этого не понял – не понял и ни одной книги Командора.

В общем, отсюда получается тот же самый вывод – Красс не был Командором в том смысле, как это можно было бы понимать, если считать Командорами некий осознавший себя Орден.

.......
Впереди у нас следующая Загадка. Точнее – множество загадок. Например: зачем Пассажир замаскировал командорский китель под обыкновенную куртку? Может быть, он в порыве эдакого ребячества "играл" в командора? Добыл необычные пуговицы и сам пришил к куртке. Или китель вообще "случайно" подвернулся… А потом, заинтересовавшись его историей, Пассажир стал разматывать весь клубок… ниточка за ниточкой, многие годы… превращаясь из обычного "ревизора" в… А может, он даже и не знал о пуговицах, о том, что его куртка – это капитан-командорский китель? Тут вообще уже готическая история, не гоголевская шинель, а командорский китель… Страшно? То-то же!



п. с. Интересно, что означают инициалы доцента Т-ского пединститута У. О. Валуевой? :)
Tags: картина мира, крапивин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments