ilion_skiv (ilion_skiv) wrote,
ilion_skiv
ilion_skiv

ПРАЗДНИК РАЗРУШЕНИЯ ХРАМА

Оригинал взят у santaburge в 2. ПРАЗДНИК РАЗРУШЕНИЯ ХРАМА

Деяния Исуса в великий понедельник и вторник настолько невыгодны ни одной ныне существующей институциональной церкви, что как бы и вовсе не существуют, а если и существуют то только применительно к иудейству, к книжникам, фарисеям и проч.. Для всякого последовательного экзегета, такой подход, конечно же, невозможен. В первую очередь, нельзя не видеть, что Исус продолжает действовать как триумфатор, вступив в завоеванный град, Он первым делом сокрушает его святыню и цитадель, что в Афинах, что в Риме, что в Иерусалиме — это храмовая гора. Таким образом, разрушение храма это второй акт воскресного вступления в Иерусалим...
В понедельник и вторник Исус совершил то, что заставило иудейские власти искать его смерти, и не вызывает ни малейшего сомнения, что Исус обвинялся в первую очередь в намерении разрушить иерусалимский храм. Подчеркиваю в намерении и желании, а не в предсказании, что храм будет разрушен. Остановимся на этом. Большая часть иудеев была убеждена в пророческом достоинстве Исуса, после воскрешения Лазаря в это верили почти все. Но иудейские пророки совершенно не походили на каких бы то ни было прогнозеров. Это были люди не предсказывающие, но заклинающие, создающие будущее и словом и жестом. Таким образом, то, что обычно называют пророчеством (=предсказанием) о разрушении храма, и было и воспринималось как заклятие разрушения храма, т.е. самим делом разрушения храма. Когда мы смотрим на события понедельника-вторника с этой точки зрения, мы не можем не видеть, что центральным действом здесь было опрокидывание столов, это опрокидывание, как пророческое заклятие, воспринималось не иначе как ниспровержение и падение самих храмовых стен, а остановка торга не могла восприниматься иначе как прекращение жертв.
Любой античный храм представлял собой не в последнюю очередь скотобойню и крематорий, причем у иудеев с их практикой полного сожжения жертв последний момент был представлен куда интенсивней, чем у язычников. Мы можем бесконечно недоумевать как можно благодарить Господа за рождение ребенка, сворачивая шею голубю, но если мы хотим оставаться на исторической почве, мы должны понимать, что на тот момент иные отношение между Богом и людьми практиковали лишь философы. Разумеется, всякий реальный культ был сложной хозяйственной машиной, включавшей в себя и производителей, и потребителей и посредников. Невозможно представить себе его без торгового звена. Никто его так и не представлял. А потому речь шла не о реформе, но об уничтожении, ни какой-то части, но всей машины культа от начала и до конца — храмовые стены несмотря на то, что в иудействе времен второго храма, они были единственным легитимным идолом (в каковом качестве существуют для многих иудеев и сейчас), были, полагаю, далеко не самой важной из ее деталей, во всяком случае для обладавших правом суда иерархов. Заклятие разрушения храма обозначало для них прежде всего упразднение иерархии, что, несомненно, в восторг храмовых олигархов не приводило.
Все слова Господа имеют значение непреходящее, будучи сказаны по тому или иному поводу, они оказываются обладающими универсальным значением... Ни один культ, ни одна церковь, ни одна какая бы то ни было религиозная институция никогда не обходятся без торговцев и иерархии, именно поэтому ни один культ в собственном смысле этого слова и не есть культ христианский. Совершенно понятно, что народный православный русский культ несравненно более тесно связан с вытесненным из сознания язычеством, чем с едва понятым христианством. Не иначе дело обстоит и у всякого другого народа, это совершенно неизбежно.
Христос молился и проповедовал в храме и в тоже время не только не признавал культовой машины, но и желал ей скорейшего уничтожения, оплакивая людей которые по необходимости будут увлечены к гибели этой катастрофой. Что можно добавить к этому лаконичному и вполне законченному образу спиритуала? Исус был, разумеется, несравненно большим, но в события понедельника-вторника Он открывается таким именно образом. Да, и всякий христианин, насколько он христианин великого понедельника, есть форменное зло для своей церкви. И тогда и по сей день. Спросите любого епископа сколько хлопот с живыми святыми!
Празднуя разрушения храма, мы празднуем освобождение от всякой институциональной религии, от всякого культа, который будучи взят для себя — есть ничто, а в своей истине есть знак, указывающий на поклонение в духе и истине, которому конечно же не нужно ни жертв, ни торговцев храмовых. Та свобода, которую завещал нам Исус, делает нас христианами вне конфессий... Для тех, кто это понимает и принимает, есть только один вопрос: как войти в обладание завещанным, но это тема отдельной беседы. Сегодня же мы празднуем великий праздник свободы от церкви, культа, куполов и стен! На волю, всех на волю! ))
Tags: картина мира
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments