ilion_skiv (ilion_skiv) wrote,
ilion_skiv
ilion_skiv

Category:

Чудесное оружие III Рейха (IV)


МИГЕЛЬ СЕРРАНО КАК ЗЕРКАЛО ГЕРМАНСКОГО УРАНОВОГО ПРОЕКТА



Мигель Серрано и Герман Гессе

Ссылаясь на “весьма надежные источники”, Серрано утверждал, что ядерную бомбу впервые изготовили немецкие ученые. При этом им удалось достичь такой концентрации урана, что его можно было бы уместить в небольшую и легко транспортируемую бомбу путем применения “имплозивной науки”. Причем опыт с атомными бомбами был лишь одним в долгой серии более важных и более глубинных исследований, ориентированных в направлении, прямо противоположном опытам с атомным оружием, так как задача “имплозивной науки” состояла не в том, чтобы извлечь энергию из разделения и разложения вещества, а, напротив, соединить разделенное, “опрокинуть вещество внутрь него”, “имплозировать субстанцию” (1).
Самое интересное, что в этом пункте своих построений Серрано вплотную приблизился к святая святых атомного (и не только атомного) проекта.
Теория имплозии была разработана ещё в начале 1940-х годов немецкими инженерами Готфридом Гудерлеем и… Куртом Дибнером (которому Райнер Карлш и приписывает авторство немецкой атомной бомбы), а также Клаусом Фуксом (конструктором американской А-бомбы, также выходцем, или если угодно “беженцем” из Германии, что немаловажно). Отсюда, неудивительно, что, не смотря на такую вроде бы “древность” теории имплозии, многие её аспекты, особенно касающиеся неустойчивости процесса, до сих пор остаются одним из ключевых атомных секретов!
Известны две основных конструктивных схемы атомной бомбы, т.н. “пушечная”, согласно которой два блока делящегося вещества (обогащенный уран) докритической массы “выстреливаются” навстречу друг другу. Эта схема была реализована в урановой бомбе сброшенной на Хиросиму. Вторая т.н. “имплозивная” схема требует высокой степени обжатия делящегося вещества (плутония), создаваемой за счет строго сфокусированной направленной внутрь сферической ударной волны, добиться которой чрезвычайно сложно (2). Плутониевая бомба, сконструированная по “имплозивной” схеме была сброшена на Нагасаки.
Согласно свидетельству профессора Шуманна, о которых мы уже упоминали выше, подобное высокое давление, достаточное для того, чтобы вызвать ядерную реакцию, было получено им уже в 1944 году при помощи обычных взрывчатых веществ!
В конце мая 1944 года профессор Герлах кратко упомянул о серии оригинальных ядерных экспериментов, совершенно отличных от проводившихся до того в Германии, проходивших на армейском исследовательском полигоне в Куммерсдорфе под руководством д-ра Дибнера: “Широким фронтом проводится исследование возможности высвобождения энергии атома методом, отличным от тех, которые осн6ованы на расщеплении ядер урана”.
Речь шла о работе группы Дибнера над термоядерным расщеплением.
Дэвид Ирвинг пишет: “Об их работе до сих пор никогда не упоминали в литературе <…> единственный след, оставшийся от этих экспериментов в Готтове, захваченном русскими в конце6 войны, – это отчет на шести страницах в коллекции документов “Алсос” в Оак Ридж, Теннеси. Он озаглавлен: “Эксперименты в области инициирования ядерной реакции с помощью взрывчатых веществ”. <…> Известно теперь, что эти опыты с тех пор были возобновлены в некоторых европейских странах” (3).
Далее Серрано сообщает, что после поражения в войне немецкие ядерные бомбы (общим числом 5) попали в руки союзников. Сами же ядерщики США и СССР никогда бы не смогли и не могут в настоящее время получить такую концентрацию урана, поскольку методы “альтернативной науки” остаются вне пределов их досягаемости. Все, что они могут строить - это гигантские атомные реакторы, которые они и взрывают в процессе ядерных испытаний. Из пяти же компактных бомб германского производства две были сброшены на Японию, одна взорвана в Калифорнии, а две еще хранятся в тайных арсеналах США или СССР (теперь уже России). Постоянные же политические разговоры о ядерных вооружениях Серрано считает средством политической манипуляции...
В этой связи хотелось бы подробнее остановиться на американской секретной миссии “Алсос” (греч. “алсос” то же, что англ. “grove”, т.е. – роща, лесок), которая имела целью перехватить (в т.ч. и у своих бывших союзников по “антигитлеровской коалиции” (4) результаты немецких работ по созданию атомной бомбы и других перспективных научных разработок, а главное – не допустить, чтобы все это попало в руки Советского Союза.
Миссия создавалась совместно с отделом G-2 армии, “Манхэттенским проектом”, руководимым генералом Гроувзом, Бюро научных исследований и разработок (OSRD), руководимым Ваневаром Бушем, и военно-морскими силами. Командовать миссией поручили подполковнику Борису Т. Пашу, офицеру американской Службы военной разведки (5). Миссии предстояло собирать информацию о различных научно-исследовательских направлениях германских исследований как то: “Урановая проблема”, “Бактериологическое оружие”, “Организация вражеских научных исследований”, “Исследования по аэронавтике”, “Неконтактные взрыватели”, “Германские исследовательские центры управляемых ракет”, “Участие министерства Шпеера в научных исследованиях”, “Химические исследования”, “Исследования по получению горючего из сланцев” и “Прочие исследования, представляющие разведывательный интерес” (6).
О степени секретности миссии можно судить хотя бы по тому обстоятельству, что урановый проект должен быть сохранен в тайне даже от весьма высокопоставленных американцев; в каждой из организаций, с которыми миссия имела дело только один или два работника имели некоторое представление об ее истинных задачах. Так, в штабе Эйзенхауэра в дела миссии был посвящен только один офицер (7). А на завершающем этапе операции в Европу был откомандирован руководитель органов безопасности всего “Манхэттенского проекта” полковник Лансдейл (8)!
Однако, несмотря на их старания, в Советский Союз были вывезены несколько сотен (!) немецких ученых, которые “внесли значительный вклад в “Атомный проект СССР”, – рассказывает писатель-историк Владимир Губарев. – Их по праву можно считать “соавторами” нашей первой атомной бомбы. Более того, стараниями НКВД в Германии удалось добыть и “сырье”. К концу войны там было произведено 15 тонн металлического урана. Германский уран использовали в промышленном реакторе “Челябинска-40”, где был получен плутоний для первой советской атомной бомбы. После ее испытания немец доктор Н. Риль стал Героем Социалистического Труда, а многие его соотечественники были награждены советскими орденами” (9).
И это, заметим, только видимая (так сказать, официально допущенная к демонстрации) часть айсберга!..
Как нам кажется, именно в этом свете следует воспринимать следующий трагический эпизод, описанный в книге Дэвида Ирвинга: “Следует упомянуть еще одну из последних работ Дибнера, опубликованную под псевдонимом Вернер Тауторус в 1956 году в: Atomkernenergie, SS. 368–370, 423–425, – каталог 228 германских докладов военного времени, с датами. Эта публикация заставляет предполагать, что где-то у Дибнера должна была храниться коллекция документов военного времени. Но он умер в 1964 году, вскоре после того как я вступил с ним в переписку. Мои исследования его досье во Фленсбурге не внесло ясности в эту проблему” (10).
Отметим, что доктор Баше, непосредственный начальник Дибнера в Управлении армейского вооружения в Берлине, погиб в боях за Куммерсдорф в последние пять дней войны. Судьба же профессора Шуманна неизвестна до сих пор, он просто исчез (11) …
Несмотря на кажущуюся экстравагантность конспирологических построений Мигеля Серрано, необходимо учесть хотя бы тот факт, что с 1964 по 1970 гг. он являлся послом Чили при Международном комитете по атомной энергии в Вене и комитете ООН по промышленному развитию. Не стоит забывать также и о его личных связях с видными политическими, религиозными, научными и культурными деятелями XX-го века – Николаем Рерихом, Индирой Ганди, Далай-ламой, Германом Виртом, Карлом Юнгом, Германом Гессе, Эзрой Паундом, Юлиусом Эволой, а также Отто Скорцени, Леоном Дегреллем, канцлером Крайски, Аугусто Пиночетом, и многими другими (12).
В интересующем нас контексте, примечательна связь Серрано с профессором Германом Виртом (Herman Felix Wirth 1885–1981), который стоял у истоков (наряду с Генрихом Гиммлером) научно-исследовательской структуры СС “Аненербе” (“На¬следие предков”). Именно “Ананербе” курировало проект “оружия возмездия” и, в частности, программу создания баллистических ракет “Фау” (13) …
Уже цитированный нами профессор Марк Уолкер, которого трудно заподозрить в какой бы то ни было симпатии к институтам Третьего Рейха пишет: “Самой удивительной, новой особенностью технократии при Гитлере было использование рациональных средств и технократических принципов для достижения как рациональных, так и иррациональных целей. Иными словами, технократические методы были отделены от технократических целей. <…> Общество наследия предков поддерживало широкий фронт исследований. Хотя многие из этих проблем сейчас считались бы ненаучными или даже псевдонаучными, поддерживались и первоклассные фундаментальные исследования в области биологии, включая энтомологию, генетику растений и человека ” (14).
До недавнего времени можно было только предполагать, что концепции Мигеля Серрано имеют под собой некоторые реальные основания. С публикацией же результатов исследования Райнера Карлша, можно говорить о том, что эти предположения обретают вполне определенную документальную почву.
В этом свете становится объяснимым странное “молчание” Нильса Бора о содержании визита Вернера Гейзенберга в сентябре 1941 года (Бог с ним, с “публичным” молчанием, но ведь даже письмо приватного характера бывшему ученику почему-то не рискнул отправить), а также крайняя степень секретности (подавляющее число документов засекречено до сих пор) вокруг ядерной программы Третьего Рейха.
Вопрос о подлинной степени востребованности немецких “наработок” в послевоенный период странами-победителями, во многом продолжает оставаться закрытым для неангажированного исследования. Этому способствует то обстоятельство, что в Третьем Рейхе всего за несколько лет были самым радикальным образом трансформированы незыблемые казалось бы материалистические институты, а на их месте воздвигнуто совершенно иное здание, основанное на совершенно иных принципах, открытое концептуальное осмысление которых грозило (и, что немаловажно – продолжает угрожать) подрывом основ современной западной цивилизации.
Своего рода “либеральная” попытка подобного анализа была предпринята в 60-х годах прошлого века французами Луи Повелем и Жаком Бержье в их совместном творении “Утро магов”. Заметим, однако, что темы, затронутые ими, были озвучены Мигелем Серрано еще до начала второй мировой войны в своем журнале “Новая Эра” (“Nueva Edad”). Дошло до того, что ректор чилийского государственного Университета, после выхода в свет книги “Утро Магов” специально вызвал Серрано в Чили с дипломатической службы, чтобы узнать, каким образом Серрано получил эту информацию еще 20 лет назад (15).
Приведем небольшую цитату из “Утра магов”, которая, как нам кажется, проливает некоторой свет на принципы, которые могли послужить основанием, в том числе и атомного проекта Третьего Рейха: “В 1937 г., однажды в июне, Жак Бержье решил, что имеет полное основание думать, что перед ним сам Фулканелли (16). По просьбе Гейльброннера мой Друг встретился с таинственным лицом в прозаической обстановке опытной лаборатории Парижского газового Общества. Вот точное содержание разговора: “Г-н Гейльброннер, чьим ассистентом вы, я думаю, являетесь, занимается поисками ядерной энергии. Г-ну Гейльброннеру было угодно держать меня в курсе некоторых полученных им результатов, в частности – появления радиоактивности, вызванной полонием, когда висмутовая проволока улетучилась от электрического разряда в дейтерии под высоким давлением. Вы очень близки к успеху, как, впрочем, и некоторые другие современные ученые. Будет ли мне позволено вас предостеречь? Работы, которыми занимаетесь вы и вам подобные, ужасающе опасны, опасны для всего человечества. Добиться высвобождения ядерной энергии легче, чем вы думаете. И искусственная радиоактивность, вызванная этим, может за несколько лет отравить атмосферу всей планеты. Кроме того, атомные взрывчатые вещества, которые можно извлечь всего из нескольких граммов металла, способны уничтожить целые города. Я вам говорю прямо: алхимики знают это уже давно”. Бержье пытался прервать его возражениями. Алхимики – и современная физика! Он уже отпустил было саркастическое замечание, но хозяин перебил его: “Я знаю, что вы мне скажете, но это неинтересно: алхимики, мол, не знали структуры ядра, не знали электричества, не знали никакого способа его обнаружения, поэтому они не могли совершить никакого превращения, никогда не могли высвободить атомную энергию... Позволю себе без доказательства просто сообщить вам, как я это говорил уже г-ну Гейльброннеру: геометрического расположения сверхчистых веществ достаточно для того, чтобы развязать атомные силы без использования электричества и техники вакуума. А теперь я прочту вам один короткий отрывок”. Говоривший все это взял со стола брошюру Фредерика Содди “Объяснение радия” и прочел: “Думаю, что в прошлом существовали цивилизации, знавшие энергию атома и полностью уничтоженные злоупотреблением этой энергии”. Потом он сказал: “Допустим, что некоторые частичные остатки техники сохранились. Прошу вас также подумать над тем фактом, что алхимики основывали свои исследования на моральных и религиозных воззрениях, в то время как современная физика родилась в XVIII веке из развлечений нескольких вельмож и богатых вольнодумцев. Наука легкомысленных невежд. Я полагал, что поступаю хорошо, то и дело предостерегая некоторых исследователей, но у меня нет никакой надежды на то, что мои предостережения принесут какие-либо плоды. В конце концов, мне нет и нужды надеяться” (17).
В данном контексте одно только название научно-исследовательской структуры СС “Наследие предков” выглядит весьма многозначительно…
Что касается “атомных взрывчатых веществ, которые можно извлечь всего из нескольких граммов металла, способных уничтожить целые города”, то здесь вспоминается следующее любопытное высказывание министра вооружений Германии Альберта Шпеера, сделанное им в январе 1945 года: “Нам нужно продержаться еще один год, и тогда мы выиграем войну. Существует взрывчатка размером всего со спичечный коробок, количества которой достаточно для уничтожения целого Нью-Йорка” (18).
А Вернер Гейзенберг еще в июне 1942 года на секретном совещании в Доме Харнака, штаб-квартире Института Кайзера Вильгельма в Берлин-Далеме, на вопрос фельдмаршала Мильха о возможных размерах атомной бомбы, способной разрушить город, ответил, что заряд будет “не больше ананаса”, и для наглядности показал размеры руками (19).
В качестве заключения первой части нашего исследования, приведем весьма многозначительную выдержку из работы Дэвида Ирвинга: “Гитлер со страстным нетер¬пением ожидал окончания разработки нового, очень сильного взрывчатого вещества обычного типа и даже хвастался тем, что в реактивном снаряде “Фау-1” при¬менили взрывчатку, “в 2,8 раза более мощную, чем в обычных бомбах”. А 5 августа 1944 года в беседе с Кейтелем, Риббентропом и румынским маршалом Антонеску Гитлер в весьма туманных выражениях говорил об атомной бомбе. Он рассказывал о самых последних работах “над новым взрывчатым веществом, разработка которого уже доведена до стадии экспериментов”, и добавил, что, по его мнению, с момента изобретения пороха в истории развития взрывчатых веществ еще не было подобного качественного скачка. В записи этой беседы можно далее прочитать: “Маршал выразил надежду на то, что ему не доведется дожить до того времени, когда применят это страшное вещество, которое может привести свет к его концу. Фюрер добавил, что следующий этап разработки, как предсказывал один немецкий автор, приведет к возможности расщепления самой материи и вызовет невиданную катастрофу”. Объясняя, почему новое оружие еще не применяется, Гитлер заявил, что разрешит использовать его, когда в Германии будут созданы и средства противодействия, а потому немецкие мины нового типа еще ждут своего часа. Гитлер также уверял маршала Антонеску, что в Германии созданы четыре новых вида ору¬жия. О двух из них теперь знают все: это крылатый реактивный снаряд “Фау-1” и ракета “Фау-2”. Гитлер сказал: “Другой вид нового оружия обладает столь огромной мощью, что один удар таким оружием уничтожит все живое в радиусе трёх-четырех километров”. Это была последняя встреча Гитлера и Антонеску. И мы никогда не узнаем точно, что же имел в виду фюрер, упоминая четвертый вид оружия” (20). Что же мог иметь в виду Гитлер, когда говорил о четвертом виде оружия? К этому и некоторым другим аспектам проблемы мы собираемся обратиться во второй части нашего исследования.

(Продолжение следует)

Примечания:

1 Дугин А.Г. Конспирология. М., 1993.
2 Белоконь А. Как сделать атомную бомбу? // http://naturalist.rarib.ru/abom.htm.
3 Ирвинг Д. Атомная бомба Адольфа Гитлера. С. 275–279.
4 Чего только стоит одна операция, с говорящим за себя названием “Хамбаг” (“Обман”), осуществленная незадолго до исторической встречи союзников на Эльбе. Механизированный полк США, неожиданно нарушив согласованные разграничительные линии, двинулся вдоль Рейна наперерез французским войскам генерала де Тассиньи и на сутки раньше их ворвался в Эхинген. Американцы арестовали многих участников “Уранового проекта”, среди которых был известный физик Отто Ган, конфисковали материалы исследований и начали демонтаж атомного реактора. Работы были в разгаре, когда к городу подошли французские танки. (Овчинников В. Операция “Обман” // Российская газета 20 августа 2004 г. // http://www.rg.ru/2004/08/20/obman.html)
5 Ирвинг Д. Атомная бомба Адольфа Гитлера. С. 284.
6 Там же. С. 316.
7 Там же. С. 320.
8 Там же. С. 363.
9 Лаговский В. Взорвал ли Гитлер атомную бомбу? // Комсомольская Правда от 15 апреля 2005. http://www.kp.ru/daily/23479.4/37849/
10 Ирвинг Д. Атомная бомба Адольфа Гитлера. С. 394–395.
11 Там же. С. 378.
12 Дугин А.Г. Конспирология.
13 Первушин А. Оккультные тайны НКВД и СС. СПб., 1999. С. 351.
14 Уолкер М. Наука при национал-социализме.
15 Дугин А.Г. Конспирология.
16 “В 1926 году в парижском издательстве “Шемит” под псевдонимом Фулканелли вышла книга, озаглавленная “Тайны готических соборов”. Спустя два года появилась вторая книга, состоящая из двух томов и называющаяся “Философские обители, или Трактат о герметическом символизме, священном Искусстве и эзотеризме Великого Делания”. Обе книги были сопровождены предисловиями Эжена Канселье. По мнению знатоков алхимии, они стояли в одном ряду с сочинениями Василия Валентина, Космополита и Филалета. Среди трактатов на данную тему, труды Фулканелли выделялись ясностью языка, фундаментальностью и глубиной познаний автора. К тому же, из предисловий Канселье было ясно, что автор смог получить философский камень между 1922 и 1926 годами. Примерно в это же время он, как истинный Адепт, исчез. Разгадать авторство пытались многие писатели и журналисты. Наиболее известны были четыре претендента: писатели Д.Г. Росни и Пьер Дюгло, художник Жан-Жюльен Шампань и Эжен Канселье. Но ни одна из предложенных гипотез не выдержала критики. Только одно сообщение Фулканелли поступило после выхода книг. Жак Бержье в книге “Утро магов” описывает встречу и беседу с человеком, назвавшимся автором “Тайн готических соборов” и “Философских обителей”, которая состоялась в июне 1937 года. Больше он его не видел. После второй мировой войны Фулканелли разыскивали американская (в рамках уже упомянутой нами выше миссии “Алсос” – А.К.) и французская спецслужбы, но безуспешно”. (Морозов А.В. Послесловие // Фулканелли. Тайны готических соборов. М., 1996. С. 226–227).
17 Повель Луи, Бержье Жак. Утро магов. Введение в фантастический реализм. // http://www.sufism.ru/libr/txt/utro/index.htm#.
18 Колчанов Р. Атомная бомба для Гитлера.
19 Ирвинг Д. Атомная бомба Адольфа Гитлера. С. 155.
20 Там же. С. 312–313. 


 

 
Tags: III Рейх, архив, картина мира
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments