ilion_skiv (ilion_skiv) wrote,
ilion_skiv
ilion_skiv

Жан Фрис. Божественный котел.

Оригинал взят у svart_ulfr в Жан Фрис. Божественный котел. Руководство по магии кельтов


Котел-рит



(C) перевод svart_ulfr


Котел Иного Мира

Иногда котел ждет героя в удивительном месте – об этом нам повествуют британские и скандинавские легенды. Чудесные котлы упоминаются в Старшей и Младшей Эддах – одним из них владел великан Хюмир; во владениях богини Хель, под корнями Мирового Древа, которые грызут неутомимые черви, течет бурный поток, который зовется «Кипящим Котлом»

В британских мифах, а именно во второй ветви «Мабиногиона», мы вновь встречаем волшебный котел. Легенда рассказывает, как однажды ирландский король Матолх и Бран, владыка Британии, вели учтивую беседу. Матолх рассказал, как однажды он охотился на холме близ Озера Котла, и увидел, как из его вод на берег вышла удивительная пара – желтоволосый мужчина огромного роста, по имени Лласар Ллес Гиуневид, и его жена, Кимидей Кимейнфолл, что была вдвое выше и еще уродливей своего супруга. Лласар Ллес Гиуневид нес на спине большой котел. Когда король предложил им остаться в своих владениях, он и помыслить не мог, чем это кончится. Раз в две недели великанша рожала огромного воина в полном вооружении; ее дети быстро росли и вскоре стали постоянным источником неприятностей и угрозой для местных жителей. Когда Матолх узнал про это, он надолго погрузился в тягостные раздумья. Сила и воинское умение сыновей Кимейнфолл были необходимы королевству, но постоянные жалобы на бесчинства великанов сводили на нет все их достоинства.

Когда терпение придворных иссякло, они заставили короля пойти на крайние меры: он пригласил чету великанов и их отпрысков на пир в чертог, полностью сделанный из железа. Когда гости отдали должное изысканным яствам и крепким напиткам, ирландцы незаметно покинули залу, накрепко закрыв входные двери. Сделав это, люди развели вокруг дворца гигантский костер, и вскоре крики изнутри показали, что упившиеся великаны пришли в себя. Когда железо раскалилось добела, Лласар бросился к стене и ударом плеча пробил в ней дыру, открыв великанам путь наружу. Оказавшись на свободе, они пустились в бегство, которое завершилось в Британии. Бран признал, что великаны и вправду пришли в его земли, отметив их воинские дарования. Он позволил непрошенным гостям жить в его королевстве, и в дар за это великаны преподнесли ему волшебный котел, известный как «котел возрождения», о котором говорили, что «свойство этого котла таково, что если погрузить в него сегодня убитого человека, то назавтра он будет так же жив, как раньше, кроме того, что не сможет говорить» (с) Мабиногион, пер. В.В. Эрлихмана). Бран, довольный таким ценным подарком, поселил великанов в отдаленных областях Британии, где они не могли причинить вреда его подданным. Позднее Бран отдал котел Матлоху в качестве репарации, и тот активно пользовался им в последовавшей войне с бриттами. В конце концов, котел уничтожил воин Брана по имени Эвниссиэн, который забрался внутри котла и, вытянувшись во весь рост, расколол котел на четыре части, – и та же участь постигла его сердце.

Как вы заметили, в этом эпизоде мы имеем дело как минимум с тремя котлами. Во-первых, это Озеро Котла, во-вторых – тот котел, что несет на спине Лласар, и наконец, тот железный чертог, в котором король Матолх попытался сжечь буйных великанов. Как сообщает «Мабиногион», очевидцем этой истории был великий бард Талиесин – он участвовал в последней битве, когда отравленное копье вонзилось в грудь (по другим источникам – в бедро) попавшему в засаду Брану. Лишь семеро выжило в том бою, чтобы вернуться домой, в Харлех, и они привезли с собой голову Брана, которая повелела им:
«В Харлехе вы будете пировать семь лет, и птицы Рианнон будут петь вам. И моя голова должна все время быть с вами, как будто она на моих плечах. И в Гуэлсе в Пенфро вы должны находиться четыре по двадцать лет, и вы останетесь там, пока не отомкнете дверь в Абер-Хенвелен и Корнуолл. И когда вы отомкнете эту дверь, вы отправитесь в Лондон и похороните там мою голову»( (с) Мабиногион, пер. В.В. Эрлихмана).

По прибытии в Харлех их ждал роскошный пир; в небесах появились три чудесных птицы, певших чудную песню, как будто они радовались возвращению героев. Они парили вдали от берега, над украшенным белыми бурунами морем, но были видны столь отчетливо, как если бы были на расстоянии вытянутой руки. Когда герои достигли Гуэлса, они увидели огромный роскошный чертог с видом на море. Они вошли внутрь и обнаружили три двери – две были распахнуты настежь, а третья заперта на замок. Зал словно был приготовлен для большого праздника, и семеро путников остались в нем, проводя время в пирах и распевая песни. Восемьдесят лет компания провела в кутеже и довольстве, стараясь позабыть прошлые страдания и бессмысленную войну. Голова Брана оставалась нетленной и каждый день говорила с ними. Наконец, Хейлинн нарушил запрет и отворил запертую дверь. В тот же миг наваждение спало, и дворец превратился в заброшенную хижину; голова начала разлагаться, а воители вспомнили все прошлые горести и в слезах пустились в обратный путь.

Что примечательного в этой истории? Я хочу обратить ваше внимание на присутствующие в ней волшебные элементы. Во-первых, это два страшных и древних обитателя Иного Мира, прошедших из вод Озера Котла. Они приносят людям всевозможные несчастья, пока с ними не поступают по заслугам, учитывая при этом их природные особенности. Затем мы встречаемся с «котлом возрождения», в котором свежие трупы варятся в течении ночи, чтобы вернуться на следующий день к жизни. Их немоту можно расценивать как всего лишь зловещий элемент повествования, - получается, что вышедший из котла человек – одновременно неживой и не мертвый , - но существуют и другие трактовки этого обстоятельства: так, Джон Мэтьюс предположил, что вышедший из котла теряет дар речи, чтобы он не смог никому рассказать о своем пребывании в мире мертвых. В этом эпизоде котел служит олицетворением самого Иного мира: сначала он, как голодный рот, пожирает убитых, а затем, как материнская утроба, трансформирует и на заре нового дня возвращает к жизни. Впоследствии, когда Бран погибает, а его голову отделяют от тела, герои удаляются от привычного мира людей и повседневных дел. В обществе головы Брана, они практически не взаимодействуют с окружающим миром. Вернувшись в Британию, они узнают, что в их отсутствие трон узурпировал Касваллон маб Бели, но когда они слышат эту новость, ум их не в состоянии ее понять: их память наполнена воспоминаниями о пении волшебных птиц – то ли реальных, то ли несуществующих, что парят над волнами. Заметим, что на всем протяжении празднества, длившегося целых восемьдесят лет, в палатах нет ни единого человека, который накрывал бы на стол. И вновь мы видим Иной Мир – уже как светлое и радостное царство невинных удовольствий. В обществе живой/мертвой головы герои оказываются в потустороннем мире. Пока компания пирует и отдыхает от былых невзгод, голова остается невредимой; кажется, что время для ее спутников остановилось. Всегда помните, что в кельтском потустороннем мире время течет иначе. Тот, кто сочинял или составлял «Мабиногион» отлично знал, что Иной Мир – это не место, а определенное состояние сознания. Для него характерна удивительная ясность сознания, яркость и богатство красок; люди слышат прекрасную музыку, а их чувство времени удивительным образом искажается. Вероятно, это состояние сознания можно сравнить с трансом. Мы еще вернемся к этому, а сейчас достаточно сказать, что Бран в буквальном смысле стал Главой Аннона. Этот мотив встречается и в ранних легендах о Святом Граале, где он превращается в раненного/увечного владыку Замка Грааля, что расположен среди диких пустошей, или в брата Короля Грааля. Часто в легенде фигурируют два брата, Бели и Бран. Думаю, вы рады, что я избавляю вас от лишних подробностей, - предмет нашего обсуждения и без того непрост.

Иной Мир островных кельтов сложно низвести до области, куда уходят души умерших, покидая наш мир. Это царство богов, великанов, сказочных существ и удивительных созданий. Люди могли оказаться там случайно, или же их похищали обитатели Иного Мира, но в любом случае, такой путешественник не умирал для мира смертных: обычно он возвращался к людям, чтобы рассказать о своих приключениях. В этом смысле, потусторонний мир островных кельтов – место весьма «шаманское»: невидимый для глаз простого человека, он был реальным и явным для пророков, шаманов, сновидцев, поэтов и безумцев. Все заклинания, сказки, песни, обряды и ритуалы – это средство, с помощью которого потусторонний мир (и те формы сознания, что с ним связаны) изменяет мир повседневной реальности. Путешествуя в другие миры в состоянии транса или во сне, можно преобразовать обыденный мир, изменить привычную жизнь и трансформировать сознание. Многочисленные шаманы по всему земному шару совершали такие путешествия – не стали исключением и провидцы древних кельтов и германцев.
Tags: картина мира, мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments