October 15th, 2021

aquila

Следы мифа о победе Бога грозы над Морем в раввинистической литературе

Тексты талмудической эпохи сохранили достаточно много следов ханаанейского мифа о победе Бога грозы над Морем. Ваал, некогда действовавший в этом мифе, был позднее отождествлён евреями с Яхве, однако в раввинистических сочинениях он упоминается и под своим собственным именем. Так, Иерусалимский Талмуд называет «Полями Ваала» (śede ba‘al) земли, которые зависят от дождя, а не от орошения (ИТ М. Шевиит, 2, 9; Тос. Шевиит, 2, 4). Очевидно, что первоначально подразумевалось, что эти поля оплодотворяет Бог грозы. Такое представление засвидетельствовано ещё трактатом Вавилонского Талмуда «Таанит» («Пост»): «Сказал рабби Аббаху: Каков смысл слова rəḇi‘a (дождь)? Это то, что проникает (roḇe‘a) в землю. Согласно раву Йехуде, ибо рав Йехуда сказал: Дождь есть муж (ba‘ala’) земли» (ВТ Таанит, 6b, 7).

Наиболее подробно миф о победе Бога грозы над Морем излагает трактат Вавилонского Талмуда «Бава Батра» («Большие врата»):

bš‘h šbyqš hqdwš brwk hw’ lbr’wt ’t h‘wlm
Когда Святой, благословен он, пожелал создать мир,

’mr lw lśr šl ym
Он сказал Князю моря:

ptḥ pyk wbl‘ kl mymwt šb‘wlm
Открой свой рот и проглоти всю воду, которая в мире!

’mr lpnyw rbnw šl ‘wlm dy š’‘mwd bšly
Он ответил ему: Господь мира, достаточно того, что я останусь при своём!

myd b‘ṭ bw whrgw
Тут же он ударил его ногой и убил его.

Как написано: «Силою своею он усмирил Море и разумом своим сразил Раава» (Иов. 26, 12).

(ВТ Бава Батра, 74b, 9)

Примечательно, что в этом рассказе Князь моря является божеством, предсуществующим творению. Морской бог Йамму, которого побеждает Ваал, называется Князем моря (zbl ym) уже в угаритских текстах. Другой вариант того же мифа упоминается в «Песикта Раббати»: «Когда Святой, благословен он, создавал мир, он сказал Князю тьмы: “Оставь меня, ибо я желаю создать свет и планеты!”»[1].

В угаритском мифе Ваал «поразил Литану (т.е. Левиафана) – змею бегущую, убил змею извивающуюся, властителя о семи головах» (ktmẖ ltn bn br tkly bn ‘qltn šly d šb‘t r’ašm) (KTU, 1.5.I.1-3). В Еврейской Библии эта победа приписана Яхве: «ты расторг силою твоею Море (yam), ты разбил головы Змеев (tanninim) над водой, ты сокрушил головы Левиафана» (Пс. 73, 12-17). Демон (mzyq) в виде «змея с семью головами» (tnyn’ dšb‘h ryšwwtyh) упоминается в трактате Вавилонского Талмуда «Киддушин» («Святыни») (29b, 13).

Для раввинистических авторов Князь моря был вполне реальным существом. Иерусалимский Талмуд запрещает приносить животное в жертву таким образом чтобы его кровь стекала в море (ИТ М. Хуллин, 2, 9). Согласно Вавилонскому Талмуду, это запрещено, потому что в подобном случае «может быть сказано, что [жертва приносится] Князю моря (śr’ dym’)» (ВТ Хуллин, 41b, 2).




[1] Цит. по: Michael Fishbane. Biblical Myth and Rabbinic Mythmaking. Oxford, 2004. P. 115, fn. 11.
  • anlazz

Почему человек и природа изначально враждебны - и что с этим стоит делать?

Удивительно: но если мы будем рассматривать т.н. «человеческую историю» не с привычной точки зрения, делающей акцент на «великие события, которые совершают великие люди» - то есть, цари, полководцы, пророки и  т.д. – а на жизнь обычного человека, то не увидим практически ничего, за исключением страданий. Да, именно так: практически вся жизнь «традиционного человека» проистекала в условиях болезней, голода, стихийных бедствий, войн и произвола «высших», а так же в условиях тяжелого и малопродуктивного труда, который менялся очень медленно несмотря на всю «цивилизацию». («Массовый» крестьянин конца XIX пахал поле быками при помощи деревянной сохи так же, как это делалось во времена Античности. И с тем же результатом.)

Впрочем нет смысла особо перечислять все те беды, которые опутывали человеческое существование во время его «великой истории». (Бывшей великой только для ничтожнейшего меньшинства властителей.) Поскольку гораздо более полезным будет тут указать на причину подобного положения, коя крайне фундаментальна и очень важна для всего нашего существования.  И которая состоит в том, что человек как «природная система» - т.е., как биологический вид – является очень-очень-очень-очень «нишевым» существом. Могущим существовать только в необычайно узкой экологической нише с крайне специфическими параметрами. А именно: на границе тропического леса и африканской саванны, да еще и при наличии скальных укрытий.

По сравнению с 99,99999% остальных видов животных это – практически «нулевая» территория. Тут даже та же коала, которая питается только эвкалиптовыми листьями, легко «затыкает» homo sapiens за пояс. (Эвкалипты можно рассадить – и коалы пойдут за ними.) Человек же – если рассматривать его как животное – не отойдет от указанной узкой линии «разграничения»: не в саванне, не в тропическом лесу ему не выжить. Однако человек не животное, а разумное существо, способное к труду – т.е., к сознательному изменению реальности. (Причем, к труду совместному – впрочем, последнее вытекает из его общего определения по умолчанию.) Которую он может «подогнать» под свои потребности – начиная с овладения загонной охотой с применением метательного оружия, и заканчивая запуском космических станций и строительством подводных поселений.

Последнее, собственно, и дает ему возможность жить по всей планете, на множество порядков превысив предельную природную численность. Но одновременно с этим – превращает человеческую жизнь в непрерывную борьбу. Борьбу за строительство и сохранение той искусственно созданной реальности, в которой он проживает, посреди абсолютно враждебной ему «естественной» среды. Которая по известному принципу Ла Шателье стремится уничтожить построенный человеком искусственный мир, сведя все к «нормальному» гомеостазу. Отсюда и проистекает неизбежная жестокость «подлунного мира», который может – и просто «обязан» - производить для людей страдания и только страдания. (Пока последние не вернутся в «потерянный Рай» на границе африканских джунглей и саванны.)

Так что странным было бы удивляться массовым морам и гладам, наводнениям и засухам, ну и прочим разрушениям, наносимым окружающей средой по среде «человеческой».Collapse )